В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава

Исходя из убеждений психологической эволюции главное значение принадлежит вопросу о производности либо непроизводности воли, т. е. вопросу о том, должны ли мы созидать в воле своеобразную, неразложимую, необычную психологическую функцию либо же должны созидать в ней только новейшую форму, в какой проходят пред нами известные уже процессы (умственные и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава чувственные). Часто признание воли специфичной и непроизводной психологической функцией ведет к психическому волюнтаризму, т. е. к признанию того, что все психологические процессы развиваются по типу волевых13. Но, нужно признать, что нет никакой принципной связи меж учением о непроизводности воли и психическим волюнтаризмом.

Ради сокращенности я не буду излагать всех В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава теоретических построений в данном направлении и ограничусь только анализом того учения о генезисе воли, которое развил Бен. Хотя его теория была высказана очень издавна, но она является не только лишь обычным учением о производности воли, но до известной степени даже традиционным, потому что в нем с полной ясностью выступают В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава главные черты построений, не признающих своеобразия воли.

Egg считает так именуемую « ...ескoгo развития, поточнее было бы сказать, что для Бена не существует воли, как такой, а существует только особенная непростая форма активности, в какой пррдгтявп£ние_п (дальнейшем) наслаждении предваряет активность. Это представление не «мотивирует»~воли — в точном~смысле этого слова В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, т. е. не является предпосылкой следующего движения, — оно только его хронологически предваряет: причина же движения лежит не в представлении, а находится поглубже его, поточнее говоря, причина движения та же, что и причина возникновения представления, потому что движение и образ связаны ассоциативно.

--

12 Напомню главные книжки по психологии воли:

Pfander В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава — Phanomenologie des Wollens. 1900; H. Schwarz — Psychologie des Willens. 1900; Meumann — Intelligenz und Wille. 1908; N. А с h — Ueber Willenstatigkeit und das Denken. 1905; Ueber Willensakt und das Temperament. 1910; Michotte et P r u m — Etude experim. sur le choix volontaire. 1910; Lindwersky. Der Wille. 2-е изд., 1921.

13 В российской литературе эту точку зрения развивал В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава Н. О. Лосский в собственной книжке — Главные учения психологии исходя из убеждений волюнтаризма. 1903.

То, что именуют «волей», развивается по Бену из 2-ух корней — из импульсивной активности и из памяти. Мы уже знаем, что дитя, не считая рефлёктортьцПГинстинктивных движений, совершает много импульсивных движений. Эти движения, совершаемые без всякой В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава внутренней регуляции, кроме конкретного наслаждения от самой активности, нередко вызывают наслаждение и теми внезапными плодами, какие оно делает случаем. Пусть, к примеру, движение а пробуждает чувство Ъ и образ некоей «перемены» в окружающей реальности В; пусть другой раз такое же движение а1 пробуждает чувство Ь1 и образ перемены — Вр

а В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава-Ъ-В а1-Ь1-В1

Ассоциативно связанные члены первого ряда вступают в более тесноватую связь благодаря повторению, — и когда появляется более крепкая ассоциация, тогда может случиться, что образы В и В1 и связанные с ними чувства Ъ nbj могут показаться в душе без помощи других тогда и в силу ассоциации В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава мы совершим те движения а либо ар которые с ними связаны. Эти-то движения, которые по собственному существу «импульсивны», т. е. не вызываются^ наружными раздражениями, но которые совместно с тем предваряются сознанием вида и чувством (что психологически и составляет содержание так именуемого «мотива»), — и могут быть названы «волевыми В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава». Они отличаются от незапятнанных импульсивных п е ре"м"ещением членов ассоциации: & и В не следуют за движением alt но, напротив, предваряют его. Для Бена нет никакого основания потому мыслить, что так называемое «целесознание» вызывает движение, хотя связь меж образом и чувством, с одной стороны, и движением, с другой стороны, бесспорна, но В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава только эта связь н е причинная, а та связь, которая имеет место меж членами ассоциативного целого14.

Что дает нам теория Бена? Он желал вывести волевую активность из , более обычных форм активности, но даже при том облегченном осознании волевой психологии, которая ограничивается фактом предварения движения сознанием цели (в реальности, как В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава это внушительно проявили экспериментальные исследования, волевая психология очень сложна), его попытка должна быть признана неудачной. Подобные построения Спенсера, Эббинггауза и других представителей той же теории не заносят ничего нового: их общая ошибка состоит в том, что они задумываются вывести психологию волевых движений из ее частей. Волевые движения, будучи очень В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава сложными, состоят из моментов а, Ь, с...; означает ли это, что они получаются из этих моментов? Методологически непозволительно придавать генетический смысл тому, что устанавливает описание; но ошибка Бена и последующих за ним психологов не только лишь методологически груба, но отвергается и тем, что не дает решения намеченной цели. До В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава сих

--

14 Учение об ассоциации целого и части, намеченное Гамильтоном, было развито с чрезвычайной ясностью Геффдингом (см. его — Очерки психологии).

пор вообщем не удалось показать производность волевой психологии, — и это, естественно, не случаем, а определяется неверной постановкой вопроса. Мы должны признать волевую функцию специфичной и непроизводной функцией нашего духа В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, что, естественно, совсем не исключает вопроса развитии воли. В теории Бена можно созидать нечто ценное, но не по вопросу о происхождении воли, а по вопросу о развитии вол ев ого самосознания. Даже признавая волю непроизводной, изначальной функцией нашего духа, мы должны узнать, как мы понимаем внутри себя волю. Вроде В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава бы ни определять суть воли, совсем ясно, что тут мы имеем дело с особенной формой регуляции активности — конкретно через сознание (а именно через сознание цели). Как показал с полной обстоятельностью Ах, для волевой психологии значительно сознание собственной «м о щ и», т. е. сознание того, что мы можем совершать В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава те либо другие деяния. В чувственной регуляции активности как раз этот момент совсем отсутствует — и здесь-то и лежит психическое различие 2-ух форм регуляции, с таковой силой и ясностью сознаваемое нами конкретно. Всь левая^ активность дает нам необыкновенно колоритное переживание нашего «я» — она всегда переживается как активность «я В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава». Психология так именуемых «решений» и дает нам возможность заглянуть поглубже в процесс слияния целесознания с «я»; в этом процессе сознание того, что мы «можем» выполнить известное движение, имеет решающее значение. В нашей обыкновенной активности мы только поэтому не замечаем этого момента^ что большей частью совершаем обычные движения, не требующие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава внимания, но при углубленном внимании, как это проявили опыты Аха, обозначенный момент сознается с полной ясностью. Он вроде бы окрашивает собой всю нашу активность, музыкально ее просачивается, и поэтому, может быть, нам тяжело его выделить. В болезненных состояниях мы время от времени переживаем расстройство волевой психологии конкретно в данном В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава направлении — нам кажется, что мы не сможем совершить узнаваемых движений, и это совсем обездвиживает нашу волю, как мы говорим, т. е. делает неосуществимым волевой процесс. Когда в мгле мы идем в незнакомом для нас месте, мы испытываем тоже чрезвычайное потрясение волевой психологии конкретно на почве ослабления чувства нашей «мощи»15.

Все это довольно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава указывает значение «сознания собственной мощи» в волевой психологии. Но появляется вопрос — каким образом мы получаем это сознание? Ясно без последующих рассуждений, что только средством опыта: только наш конкретный опыт может обучить нас, что мы можем и чего мы не можем. Мы не имеем крыльев, не можем летать В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, не можем подниматься над землей — это мы отлично знаем, но откуда? Только из конкретного опыта, который определяет границы того, что мы можем и чего не можем, — как в опыте мы и можем выяснить, что обладаем известной силой: до опыта у нас нет никакого познания об этом. В вопросе о развитии В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава у нас волевого самосознания обозначенная Беном схема может быть полезна, но, ко-

--

15 См. увлекательную статью Левенштейна — Ueber den Akt des Konnens und seine Bedeutung fur die Praktik, Didaktik und Padagogik. Ztschr. f. padag. Psych. 1911.

нечно, совершенно не в том смысле, какой ей присваивал Бен. Модифицируя существо его теории, мы могли В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава бы сказать, что мы только случаем открываем внутри себя способность совершать движения соответственно тому, что именуется «целью», т. е. соответственно некому виду, вроде бы предвосхищающему совершенно то, что должно быть реализовано в движении. Признавая волю изначальной, непроизводной функцией, мы не разрешаем еще вопроса о том, как мы понимаем В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава внутри себя волевую силу, а меж тем конкретно это сознание, как мы лицезрели, конституирует волевую психологию. Сейчас мы лицезреем, что сознание волевой силы может быть дано нам только опытом — и притом случайным опытом, потому что только случай может наткнуть дитя на соответствие результатов активности тому предвосхищающему виду В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, который был до активности в сознании малыша.

Дитя очень рано проявляет подсознательную и выразительную активность и, естественно, ощущает, что эта активность производит то, что было в душе. Но это еще не сформировывает воли. Для того, чтоб появилась волевая активность, нужно, чтоб активность определялась не тем порывом, который на психическом уровне «продвигает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава» в нас подсознательные устремления, не чувством, ищущим собственного выражения, как это имеет место в выразительной активности. Пока причина движений лежит в подсознательной либо чувственной сфере, воли еще как бы нет, т. е. нету на лицо возможности производить в движениях то, что предносится нашему сознанию, как «цель», т. е. как образ В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, предвосхищающий итог движения. Для того, чтоб в нас проявилась волевая активность, нужны два условия: наличность в нас волевой функции, как возможности производить в движениях наши идеи, а с другой стороны — наше познание о том, что мы обладаем этой функцией. Пока_мы не сознаем, что обладаем волей В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, она, будучи присущей нам, вроде бы отсутствует, вроде бы спит в нас. Естественно, не сознание воли сформировывает ее —и этого конкретно и не сообразил Бен, но сознание в первый раз делает вероятной работу воли. Когда мы утверждаем это, то, естественно, имеем в виду конкретное, интуитивное сознание, — а не то сознание, которое В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава подразумевает самонаблюдение и анализ.

Бен выводит волю из импульсивной активности, т. е. из той формы активности, которая не имеет и никогда не может иметь никакой цели. Совсем ясно, что функция воли, будучи изначальной и непроизводной, но нуждаясь для собственного психологического проявления в сознании мощи, примыкает в этом процессе не к В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава импульсивной активности; ибо если и тут опыт дает соответствие результатов активности и внутренних переживаний, то все таки тут эта связь является вправду и глубоко случайной. Импульсивная активность, как такая, бесцельна и только случаем может быть связанной с любым внутренним переживанием, по существу же она не подразумевает этих переживаний и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава поэтому процесс, о котором гласит Бен, не может быть всеобщим. А priori ясно, что просыпание воли может быть связано только с той активностью» --В--кшхщо_й есть сознание цепи иттй что-липо ана-л о г цчр"р рму и в какой вкупе с тем воз\ю^аю^ашшре В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава1ше умственной стороны. Ведь в воле мы имеем умственную

регуляцию активности, поточнее говоря, волевая регуляция опирается на умственную работу: с полной силой этот момент находится так именуемом «выборе» при борьбе мотивов.

Не импульсивная, а только подсознательная активность является конкретно той формой активности, примыкая к которой в нас оформляется воля В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава. С одной стороны, подсознательная активность, хотя и реак-тивнгПю собственной сути, но вкупе с тем она регулируется на психическом уровне — теми потребностями, порывами, которым мы следуем, не понимая их ценности и необходимости, а просто отдаваясь им. Но вкупе с тем подсознательная активность доступна воздействию опыта; в подсознательной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава активности мы не действуем слепо и автоматом, но приспособляемся к данным условиям. На этой конкретно почве и может быть расширение роли умственного момента в активности; подсознательные движения, так сказать, дорастают до волевых. Та умственная работа, которая имеет место при подсознательной активности, вроде бы раздвигает перспективу, расчищает пред нами путь для того В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, чтоб мы попробовали выполнить и то, что выступает в сознании, как незапятнанный образ, т. е. вне подсознательной сферы, вне эмоций и желаний и связанных с ними движений. Такая случайная проба (а она может быть только случайной, ибо дитя, хотя и доросло до пробуждения воли, но не подозревает внутри себя В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава ее), естественно, оправдывает себя — и в этот конкретно момент рождается воля, ибо дитя получило уже волевой опыт. Известное нам уже явление самоподражания способствует повторению и закреплению волевого опыта.

Таким макаром, просыпание воли (а только о нем и может быть речь при осознании воли, как непроизводной, изначальной функции В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава) связано с развитием подсознательной активности, к которой примыкает воляТДитя должно дорасти в собственной подсознательной активности до того, чтоб стать способным к первой пробе волевой активности.

Когда происходит практически этот процесс, когда «рождается» воля у малыша? Без всякого сомнения стоит то, что это происходит в течение первого года жизни, но более конкретное определение В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава тут очень тяжело. Симптомы пробуждения воли выступают, вобщем, очень рано, как это отмечают разные наблюдатели. Пусть эта детская воля еще «слаба», т. е. просто уступает место другой форме регуляции активности, но она уже выступает, как особенная психологическая функция. В. Штерн склонен мыслить, что развитие подсознательной деятельности подразумевает «некоторое В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава примитивное содействие воли ребенка»16. Мы лицезрели выше, что в детском подражании Штерн отличает форму, в какой тоже имеет место «примитивное действие воли». Если согласиться с Штерном, то нужно признать, что волевая функция выступает на втором—3-ем месяце жизни. Я склонен, но, мыслить, что Штерн очень обширно соображает «примитивное действие воли В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава», сводя к нему все формы регулируемой активности, т. е. сводя к воле и чувственную регуляцию. С этим согласиться нереально; в силу этого рассуждения Штерна не кажутся мне убедительными. Еще

--

16 Stегп. Op. cit. S. 43.

существеннее то, что дают нам наблюдения над развитием зрения, над развитием активного осязания, умения прислушиваться В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава. В третьей и четвертой фазе развития зрения выступают признаки волевой регуляции, то же смотрим мы в развитии активного осязания. Я склонен потому мыслить, что к концу первого полугодия жизни у малыша уже пробуждается волевая функция. Это сказывается в чрезвычайном повышении количества движений, которые совершает дитя. Еще не двигаясь без помощи других В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, дитя к лому времени проявляет склонность к беспрестанному движению. Во вторую половину первого года жизни дитя научается равномерно двигаться и тут раскрывается перед ребенком совсем новенькая дорога развития: самостоятельная активность становится центральным фактом в жизни малыша.

Рис. 4.

Когда дитя обучается ходить, в нем с полной ясностью выступают все В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава черты волевого внимания, и это внушительно гласит о том, что волевая регуляция пробуждается ранее. Совместно с просыпанием воли начинается насыщенный процесс овладевания органами тела, всей системой доступных движений. Овладев органами эмоций, дитя стремится завладеть своим телом, чтоб вступить в последующий период развития. Меж 9—12 месяцем жизни совершается вправду глубочайший перелом В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава в жизни малыша — в физическом и психологическом его развитии. Дитя перестает питаться грудью; оно уже свободно от пеленок, со всех боков сжимающих его, начинает уже без помощи других двигаться. Первоначальное умение обладать органами эмоций, органами тела уже достигнуто. Мы не затронули до сего времени только одной стороны в развитии малыша В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава — конкретно развития у него речи в это время. Исследованием этого последнего процесса мы закончим характеристику первого года жизни малыша и естественно перейдем к исследованию психологического своеобразия ранешнего юношества.

ГЛАВА VII.

Развитие речи. Три стороны в развитии речи; их связь меж собой. Развитие речи с психо-физиологической точки зрения В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава. Вопль, лепет, членораздельная речь. Речь с психической точки зрения. Словесные образы. Психология осознания слов и означения. О количестве слов, узнаваемых ребенку. Логическая сторона речи; ее грамматическое развитие. Закон Штерна.

Вопль, с которым дитя вступает в жизнь, имеет, как мы знаем, рефлекторный нрав, — но уже он вызывает соц В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава отзвук, уже он служит практически средством для выражения того, что переживает дитя. Рефлекторное голосовое движение приобретает выразительное значение не в силу внутренних его параметров, а в силу социально-психических критерий, в каких оно раздается. Неизменный соц резонанс, неизменные ответы социальной среды на голосовые движения малыша очень рано ведут к тому, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава дитя подмечает выразительную функцию клика — и тут, естественно, лежит главнейшая психологическая причина того, что рефлекторное голосовое движение является начальным пт сложного и плодотворного процесса развития речи. Очень рано вопль сам по для себя становится выразительным, т. е. появляется не только лишь как рефлекторное, да и как выразительное, внутренно обусловленное голосовое В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава движение. Хотя вопль, как рефлекторное движение, вероятен в нас до конца жизни, но он перестает быть только рефлекторным очень рано. С фонетической точки зрения вопль является сначало однообразным и одинаковым, но в нем очень рано может быть отмечена нюансировка, которая дает возможность мамы либо няне безошибочно определять В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, что конкретно выражает этот вопль. Дитя вроде бы подсознательно обучается играть на богатейшем собственном инструменте — голосе; чем далее вырастает дитя, тем многообразнее и дифференцированнее цвета в его клике. Если один создатель1 убеждает, что у собственного семимесячного отпрыска он мог с полной отчетливостью различать три различных клика (вопль радости, вопль нетерпения и В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава вопль ужаса), то нужно признать, что это различие можно отыскивать еще ранее — в 1-ые же месяцы жизни. Штерн даже убеждает, что мама уже в 1-ые недели может различить, значит ли вопль малыша боль, голод либо то, что он влажный2. Очень любопытен плач малыша. Дитя очень рано замечает, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава его плач имеет воздействие на окружающих. В силу этого

--

1 Е. Egger— Entwickelung d. Intelligenz und der Sprache bei den Kindem. S. 14 (у меня под руками германский перевод).

2 W. S t e r n — Psych, d. fr. Kindheit. S. 75.

его плач (равно как и вопль) перестает быть «пассивно выразительным» (т В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава. е. независящим от сознания малыша), но приобретает «активно выразительный» нрав. Дитя сознает выразительную силу клика и плача и стремится использовать ее. Если бросить малыша 1-го в комнате, дитя будет рыдать, пока не придет кто-нибудь в комнату; очень скоро на вопль и плач малыша оказывает свое воздействие и то его наблюдение В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, что сильный вопль быстрее приводит к вожделенным результатам, чем слабенький.

По неким наблюдениям3, уже на пятой неделе можно увидеть в клике отдельные звуки. Голосовые движения будто бы еще лишены той персональной расцветки, которую зовем мы тембром и которая, как понятно, связана с наличностью дополнительных тонов в голосовой В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава волне. «Я не знаю, — пишет тот же Е g g е г, — ни одной Мамы, которая могла бы в 1-ые два либо три месяца отличить свое дитя посреди нескольких других малышей по глас у»4. Мне кажется это неправильным; как я могу судить, конкретно плач малыша достаточно ясно окрашен для нас; в В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава плаче уже выступает тембр — естественно, поначалу в неясной форме. Музыкальная сторона плача, владеющего, вообщем говоря, большей выразительной силой, чем глас, не достаточно исследована; хотя плач музыкально сложен, но все таки в нем очень рано появляются личные особенности, вобщем, не только лишь голосовые). До известной степени плач может быть сближаем В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава с почерком — по его персональной выразительности.

Дитя не только лишь само орет и рыдает — оно всегда слышит вокруг себя звуки, и наличность этой звуковой атмосферы является могучим фактором в развитии голосовых движений у малыша. Дитя застает вокруг себя установившиеся формы речи, научается их осознавать — ранее чем само В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава научится обладать ими. Голосовые движения, как они появляются изнутри у малыша (вопль и плач), освещаются и регулируются звуками, какие дитя слышит вокруг себя. Эта связь голосовых движений и слуховых восприятий дана ребенку в виде унаследованного предрасположения — опыт только пробуждает к действию его.

В развитии речи, как такой, нужно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава различать три стороны — психо-физиологическую, психическую и логическую. Речь является сначала системой звуков, производимых нашим голосовым аппаратом; это создание звука, его артикуляция есть физиологический, поточнее говоря — психофизиологический процесс, который мы можем учить раздельно. Но, речь в психо-физиологической собственной стороне не развивается раздельно от того, зачем она существует. Самое развитие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава речи связано с тем, что она имеет «значение», т. е. служит средством выражения внутреннего мира — эмоций, желаний, мысли. Сначала речь обслуживает чувственную сферу души, выражает чувства и желания; равномерно потом она начинает обслуживать и умственную сферу, что и становится потом главной задачей речи. В этой собственной функции, в выражении В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава наших мыслей, речь становится орудием мышления и неиз-

--

3 Е g g e r. Op. cit. S. 13.

4 Ibid. S. 17.

бежно подчинена логическим законам, поточнее говоря — в развитии речи можно с известным правом гласить о логической стороне этого развития. То, что именуется грамматической стороной речи, частью и является носителем логической стороны речи В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, хотя в полноте собственной грамматическая сторона речи служит выражением не только лишь логических, да и психических моментов речи.

«Чистая» идея, как такая, подчинена логическим законам и только им. Но «чистая» идея, свободная от всякого психологического собственного выражения, может быть констатирована только как один из переходящих моментов в развитии В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава нашего мышления. Самостоятельное бытие «чистой» мысли, совсем свободной и внутри себя и в собственных связях с другой работой мысли от психологического выражения, для нас невыполнимо. «Чистая» идея осуществима для нас только как момент, включенный в психологическую ткань. Отсюда становится для нас ясным, что действие мысли, как такой, т В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава. е. в ее чисто логической стороне, на речь только поэтому и может быть, что меж логическими и психо-фи-зиологическими процессами стоят еще психологические. Эти психологические процессы делают вероятным обоюдное воздействие мышления и речи, потому что если мышление есть сразу логический и психологический процесс, то речь является психо-физиологическим процессом. Как ни В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава один звук, который мы издаем, не стоит вне связи с психологическим миром, так и наша идея, будучи в собственном существе внепсихиче-ской — как акт незапятнанного осознания — реализуется в нас в системе психологических процессов, включена в психологическую ткань. Через психологическую эту среду логические и психо-физиологические процессы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава могут иметь друг на друга воздействие. Таким макаром, говоря о наличности 3-х сторон в речи, мы имеем в виду не действительное отдельное существование их рядом вместе, а только различаем эти стороны, не отделяя их одну от другой. Практически речь развивается как единый, хотя и непростой процесс; действительность языка представляет нам В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава живое и органическое единство этих сторон, так что исключительно в целях анализа и может быть их различать.

Обратимся сейчас к исследованию отдельных сторон в речи и остановимся сначала на ее психо-физиологической стороне. Подходя к речи с этой стороны, мы можем различить в развитии речи несколько фаз. Прямо за В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава другими создателями мы будем различать три фазы: 1) клика, 2) лепета и 3) истинной речи. Но, должно сознаться, что при реальном состоянии наших познаний о развитии речи это деление не полностью удовлетворительно и мы будем им воспользоваться только за отсутствием более четкого.

В первой фазе мы находим у малыша вопль, плач и 1-ые В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава пробы артикуляции; некие наблюдатели различают потому в первой стадии две ступени: 1-ая ступень (1-ые 6 недель) — неартикулиро-ванный вопль и 2-ая ступень (до конца первой половины года) — артикулированный вопль. Это правильно в том смысле, что начатки артикуляции могут быть найдены уже в клике, как это в первый раз В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава отметил, если не ошибаюсь, Прейер. Нужно признать, что в процессе развития артикуляции популярная роль должна быть отведена плачу, который, как мы

уже гласили, музыкально богаче клика. Не стоит забывать также, что в производстве звука большущее значение принадлежит дыханию; кто не знает распространенного представления, что когда дитя орет — оно «упражняет легкие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава»? И по правде, уже в клике, а тем паче в плаче дитя делает нужную для развития голоса работу; в этом смысле было бы некорректно гласить, что в стадии клика дитя издает звуки только в целях выражения собственных эмоций либо в силу рефлекторного механизма. Уже в этой стадии имеет место самоподражание — этот зачаток В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава игры. Дитя орет либо рыдает время от времени вроде бы в целях упражнения голоса, оно просто повторяет одни и те же движения. Неприметно за этими движениями осуществляется очень принципиальный процесс развития голосового аппарата; мы уже приводили наблюдение Egger'a относительно того, что уже на пятой неделе жизни В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава малыша можно гласить о его голосе.

Рядом с кликом, плачем равномерно выступает новенькая форма производства звуков, которую принято охарактеризовывать словом «лепет». Фаза лепета продолжается примерно от 3-го месяца до 9—12, а время от времени и подольше; она обымает все те формы производства звуков, которые предшествуют возникновению реальных слов, — и в В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава этом смысле стадия лепета обымает целый ряд различных процессов. Писк и движение губками, начатки пения и повторение одних и тех же слогов, реальная артикуляция и пробы новых звукосочетаний — все это обымается понятием лепета. С одной стороны, тут мы имеем дело с явлением самоподражания и истинной игры звуками, с другой В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава стороны, мы лицезреем тут пробы артикуляции, совсем не связанные с установкой на игру. Было бы некорректно созидать в лепете только игру: игра является только одной из действующих тут сил.

Хотя стадия лепета некое время уживается с кликом и плачем, но равномерно вся голосовая эволюция вроде бы сосредоточивается в лепете. Это В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава связано с тем фонетическим разнообразием, которое мы находим в лепете: по уверению многих наблюдателей в фазу лепета дитя завладевает практически всеми звуками языка. От последующей стадии лепет (с известным правом) может быть отличаем тем, что звукосочетания еще лишены «значения» — но, не стоит забывать, что уже в период В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава лепета у малыша имеются «слова», т. е. с известными звукосочетаниями соединяются те либо другие «значения». Правда, это не «настоящие» слова в том смысле, что они не имеют определенного звукового контура: когда дитя гласит: «мма — мма — мма» либо «бба — бба — бба», то оно может повторять один и трт же слог пару В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава раз5, меж тем «настоящее» слово имеет законченный контур («мама», «баба»). Но, эти звуковые комплексы, не имеющие определенного контура, имеют свое «значение» — и это дает право гласить о «словах лепета»6. Все таки прав и Селли, когда он лицезреет а лепете «рудимент пения и музыки, а не артикулированного языка»; было бы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава поточнее сказать, что в лепете еще большее значение принадлежит музыкальной стороне

--

5 Обобщая (без всяких оснований) этот момент, фазу лепета время от времени охарактеризовывают, как «фазу попугая».

6 Ср. В й h 1 е г — Die geistige Entwickelung des Kindes. 2-е изд. S. 207.

речи, чем артикуляции звуков. Мы гласили уже, что в течение стадии лепета В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава дитя повсевременно упражняется в артикуляции, — но основной процесс лепета лежит не в артикуляции, а в развитии голоса вообщем. Эта сторона еще не достаточно исследована, но мы могли бы сказать, что дитя до этого научается петь, чем гласить. Ритмика детского лепета, естественно, запутана: время от времени в В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава нем совсем явственно выступает ритм, время от времени он становится неясным. Во всяком случае, лепет еще больше связан с музыкальной стороной речи, с развитием детского голоса, чем с артикуляцией, как такой. Слушая детский лепет, сплошь и рядом отмечаешь колебания в производстве звуков: один раз дитя явственно и раздельно произносит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава какие-либо звуки, потом как будто запамятывает их. Все это связано с тем, что основная работа лепета лежит не в артикуляции, которая является побочным результатом основного процесса. Можно мыслить, что самая артикуляция становится доступной, дифференцируется только поэтому, что дитя в лепете занято развитием голоса, как такого, что и делает его В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава гибким.

В стадии лепета детки всех народов и государств очень сходны. Когда начинается образование слов, различия эти — естественно, благодаря воздействию языковой атмосферы, в какой развиваются отдельные детки, — только тогда начинают выступать с полной силой. «Интернациональность» же детского диалекта, как выражается В. Штерн, может быть отмечена только в детском лепете и в В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава самых ранешних формах речи, — и опять причину этого мы должны созидать в том, что лепет есть «стадия пения» в развитии детской речи, если позволено так видоизменять идею Селли.

Лепет нередко охарактеризовывают, как «монолог»; дитя «говорит», но еще не «разговаривает». Это, естественно, правильно, хотя дитя фактически не гласит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 10 глава, а поет — во всяком случае, больше поет, чем гласит.


v-f-odoevskij-o-pervonachalnom-vospitanii-i-obuchenii-detej-pervie-detskie-priyuti-v-rossii.html
v-f-voskoboev-akademiya-grazhdanskoj-zashiti-kafedra-ustojchivosti-ekonomiki-i-zhizneobespecheniya-m-2008-200-s-tabl-rekomendovano-uchebno-metodicheskim-sovetom-mchs-rossii-isbn-978-5-903034-38-stranica-2.html
v-fakticheskoe-obladanie-veshyu-s-namereniem-otnositsya-kak-k-svoej.html