В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава

От общей свойства привычек перейдем к отдельным чертам ее. Мы гласили уже, что у деток просто и стремительно появляются привычки; не достаточно этого, они совсем не сложно «укореняются» — и если, к примеру, приходится вступить в борьбу с «дурными» привычками, то трудности, которые тут нас встречают, отлично охарактеризовывают особенности деток В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава в этом направлении. Из прямых наблюдений, из мемуаров, из автобиографий отлично известна сила рано сформировавшихся дурных привычек. С этой точки зрения вопрос о с и л е привычек, об критериях борьбы с привычками приобретает главный энтузиазм для воспитателей, для родителей. Тут, естественно, не место гласить о преподаватель ике привычек, мы ограничимся только В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава тем, что сообщим некие данные из психологии привычек, как она была исследована на взрослых и на детях школьного возраста. Естественно, для ранешнего юношества это все сохраняет полную силу.

Укажем сначала на типы «привыкания». Систематизация типов воли, которую мы дали выше, сохраняет свою силу и для привычек В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава: и тут нужно отличать меж резвым и неспешным образованием привычки; это различие в первый раз установил Мейман11. Да и другой момент у приведенной выше систематизации тоже имеет значение в характеристике привычек: сила либо слабость привычек. Сочетание этих 2-ух моментов выдвигает четыре типа в отношении привычек: неспешный и глубочайший тип, неспешный и слабенький В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава тип, резвый и глубочайший тип, резвый и слабенький тип. Для осознания судеб привычек, для педагогического воздействия и педагогического вмешательства это имеет большущее значение. Отметим здесь же, что все четыре типа могут быть найдены и в детстве.

Увлекательны данные о первых фазах в образовании привычек у различных типов. В собственных В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава опытах (Киев 1912, Белград 1920—1921) я констатировал, что те, кто начинают работу с известным напряжением и подъемом, стремительно теряют силу, так что повторение однородных движений имеет у таких лиц очень слабенькое воздействие на образование привычки. Напротив, те, кто начинают работу без всякого подъема, практически вяло, — под воздействием упражнения В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава стремительно завладевают движениями и делают огромные «успехи». Есть, в конце концов, и 3-ий тип, который стоит меж первым и вторым типом, на котором практически не сказывается ни упражнение, ни утомление — будто бы соответствующые движения со-

--

11 Meumann — Oekonomie und Technik des GedachtnisSes 1918.

вершенно уже организованы у него. В не так давно показавшемся В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава исследовании12 находим доказательство установленных выше типов.

В этом исследовании даны также любознательные данные относительно темпа в формировании привычек. Argelander (создатель обозначенного исследования) разделяет время, в течение которого он следил воздействие упражнения на работу, на несколько ступеней13; вот числа, характеризующие прирост в движениях благодаря упражнению:

На первой ступени прирост В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава 16,9%

На 2-ой » 5,7%

На третьей » 3,5%

На четвертой » 2,8%

На пятой » 0,4%

Большая «податливость», согласно этим данным, наблюдается только в 1-ые деньки. Если перевести это на педагогический язык, то можно было бы сказать, что самым «опасны м» периодом в формировании привычек являются 1-ые деньки.

Вот числа, касающиеся прироста под воздействием упражнения на первой ступени у В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава различных испытуемых:

исп. лицо I а Ш IV V VI
Числа, характеризующие работу сначала
% прироста 10,9 9.2 22,2 20,2 23,7

Из этих цифр видно, что те, кто с большой энергией начинают работу, не испытывают от упражнения настолько огромного прироста в движениях, как те, кто начинают работу вяло.

В собственном исследовании (оставшемся В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава неопубликованным) я натолкнулся на любознательное различие женщин и юношей в отношении воздействия упражнения (мои опыты проводились над учениками и ученицами последних классов гимназии и над студентами и студентками).

Юноши более поддаются воздействию упражнения, — движения женщин изменяются с большей медленностью. Если, но, распределить их по типам, то выходит несколько другая картина:

Юноши Девицы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава
1) Слабенький прирост 6,25% 0%
2) Средний прирост 31,25% 36,6%
3) Большой прирост 31,25% 45,44%
4) Очень большой прирост 31,25% 9,1%
5) Падение 0% 9,1%

12 А п. Argelander— Beitrage zur Psychologie d. Uebung. (Ztschr. f. angew. Psych. B. XIX. H. 1—3. 1921). Argelander устанавливает три типа — с большой, с средней и с малой способностью к привычке. Типические различия находит и Argelander в том В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, как начинают работу (Ibid. S. 27).

13 I ступ —2-й—5-й деньки, II - 6-9, III - 10-13, IV -14-17, V -18-20.

В среднем и большенном приросте девицы не уступают юношам, но в очень большенном приросте они сходу оказываются существенно ниже юношей. К огорчению, мои опыты касались только юношеского возраста, и я не могу судить, существует ли В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава такое же различие меж мальчуганами и девченками в ранешном детстве — в образовании у их привычек, в воздействии на их повторения однородных действий.

Заканчивая на этом наш беглый обзор обычных движений у малыша, мы подытоживаем исследованию всей сферы активности. Нам остается сейчас сказать несколько слов о личности малыша в течение ранешнего юношества В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава.

ГЛАВА XV.

Личность малыша. Понятие о личности в общей психологии; метафизический корень личности. Общие черты детской личности. Иррационализм ее; развитие эмпирической стороны в личности. Духовная содержательность юношества.

Что такое наша личность во всей собственной целостности? Является ли она обычный суммой, наружным единством психологических процессов, имея, по выражению Рибо, «колониальный В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава» нрав? Либо наша личность не является обычный суммой, наружным единством психологических процессов, но есть типичный организм, как то утверждает Вундтовская животрепещущая теория личности в противовес первой, чисто номиналистической теории? Либо, в конце концов, есть нечто настоящее в метафизическом понятии личности, в том метафизическом персонализме, который в первый раз строил Платон В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, а в новое время Лейбниц, Гербарт, Лотце, Ренувье, Тейхмюллер, Лопатин, Штерн?

Для психологии юношества этот вопрос о природе личности не является небольшим второстепенным вопросом, но имеет глубочайший энтузиазм. Детская личность (вобщем, как и наша личность почти во всем) н е только дана, да и задана. По В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава известному выражению Гербарта, детская личность сначала является «хамелеоном», потому что она не имеет еще определенности в собственной внутренней жизни, может не раз пережить глубочайшие перемены: личность детская только формируется, только отыскивает собственного особенного, личного пути развития. И как путает дитя само себя в этом искании собственного личного пути развития, сколько вносим В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава неурядицы и мы! И в пользующемся популярностью и в научном педагогическом мышлении все еще не преодолен универсалистический мониз, все еще недостаточно учитывается особенность малыша не только лишь в ее начальной базе развития, да и в ее путях и в ее эталоне: этический плюрализм, совсем неотклонимый для преподавателя1, все В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава еще слабо просачивается в педагогическое сознание, и мы все еще желаем воспитать из наших деток «человека вообще». Должно держать в голове, что люди не идут в собственном развитии одним и этим же методом, что личность не воспринимает у всех одной и той же формы, но всякая личность должна В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава отыскать собственный путь, свою безупречную форму. Но этот эмпирический учет обилия личностей, обилия путей и конечных итогов развития, естественно, не решает еще вопроса: что такое личность с психической точки зрения.

--

1 См. мой этюд— Принцип особенности в психологии и педагогике. Вопр. Фил. и Псих.

Чисто номиналистическая (по другому говоря, ассоциативная) теория личности, согласно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава которой личность является обычный суммой психологических процессов, обычный их координацией, при этом единство создается тут анатомо-физиологическими, а не психическими моментами, — эта теория глубоко неверна. Она не замечает того, что личность есть организм, в каком всякая отдельная сторона, отдельная функция получает свое значение и свое направление от целого; она В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава не замечает того, что единство личности еще поглубже и больше определяется психологическими, чем анатомо-физиологическими моментами. С другой стороны, внутренняя связь меж разными процессами ясно свидетельствует о том, что отдельные психологические процессы не есть, не развиваются раздельно и независимо от других: если б какая-либо психологическая функция имела самостоятельность В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и независимость (что и является предпосылкой номиналистической теории личности), — каким образом эта функция могла бы войти в живое единство психологической жизни, войти в внутреннюю связь с другими процессами?

Да и теория Вундта, которая стоит существенно выше ассоциативной теории личности, не может нас удовлетворить. Личность, по Вундту В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, есть организм, — и с этим должно согласиться; но по Вундту, как психологический организм, личность исчерпывается своим эмпирическим составом. Как раз поэтому, что в теории Вундта понятие психологического организма исчерпывается эмпирическим его составом, он и именует свою теорию «актуальной», сознательно про-тивоставляя ее метафизической теории. Я считаю это построение Вундта в корне В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава неверным: всякая личность (а о детской личности это должно быть сказано с особенной силой) слагается не только лишь из того, что уже отыскало свое эмпирическое выражение, да и из того, что может быть названо «внеэмнирическим», что еще не вошло в систему эмпирической жизни, еще находится в черной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава «глубине» души. Эти внеэмпири-ческие силы зреют и действуют то либо другое время в «глубине» души — и только, когда они входят в состав эмпирической психики, они находят свое место в «организме» д>аш, как его осознает Бунд.

Теория Вундта очень узка — она не обхватывает всего того материала, который заходит в состав души В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава. Не только лишь должно признать «вне-эмпирический» слой в душе, но должно признать, что меж внеэмпи-рической и эмпирической сферой души имеется внутренняя глубочайшая связь. То, что в известное время находится вне эмпирической психики, в процессе развития становится эмпирическим, — и как раз благодаря этой внутренней и глубочайшей В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава связи 2-ух сфер мы должны охарактеризовывать «внеэмпирическую» сферу в психических определениях, потому что в ней приходится признать то же воздействие содержания2, те же принципы связи отдельных функций, как и в эмпирической сфере. Как раз поэтому и неприемлимо толкование этой метафизической стороны в душе в определениях анатомо-физиологических. Но В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, может быть, животрепещущая теория Вундта могла бы быть измененной в

--

2 О «содержании», как основном признаке психологического бытия, см. мою книжку — Неувязка психологической причинности.

том смысле, что понятие психологического организма обхватывает как эмпирическую, так и внеэмпирическую сферу психики? Но разве такая модификация не изменила бы самый смысл теории, которая базирована на устранении всего метафизического В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава? Если мы назовем психологическим организмом живое единство эмпирической и внеэмпирической сферы, то, естественно, в данном случае мы будем иметь дело с переходом к психической метафизике.

Реальное бытие внеэмпирических психологических процессов удостоверяется тем, что из их растут доступные исследованию эмпирические процессы, в корнях собственных уходящие в метафизическую глубь души. Можно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, естественно, сказать, что действительность внеэмпирической стороны в душе не может быть «показана», что мы тут имеем дело с догадкой; но разве, по логической собственной природе, метафизические представления не являются вообщем гипотетическими? Выходя за границы опыта, мы можем двигаться, естественно, теми способами, какие уже наметились при исследовании В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава эмпирической психики, но вроде бы не были сильны и убедительны логические мотивы при всем этом движении, момент догадки неискореним. Потому упрек в гипотетичности метафизических построений никак не может быть с некий особенной силой выдвигаем против психической метафизики — тем паче, что благодаря фрагментарности и запутанности внутреннего опыта приходится обращаться к гипотетичным В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава построениям уже в плоскости эмпирической психологии. Беря во внимание только тот материал, каким располагает эмпирическая психология, мы должны признать, что эмпирическое понятие личности не дает способности разъяснить развитие психологической жизни. Потому и появляется вопрос — можем ли мы ограничиться эмпирическим понятием личности? Животрепещущая теория Вундта и есть не что другое, как В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава попытка показать, что строго эмпирическое понятие личности полностью удовлетворяет психологию. Потому, модифицируя эту теорию введением в состав личности внеэмпирических моментов, мы просто оставляем эту теорию и перебегаем — неуверенно и осторожно — к метафизическому осознанию личности.

Нужно прямо сказать — животрепещущая теория личности Вундта не может удовлетворить психологию. Нам нечего страшиться, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава это принудит нас выйти за границы опыта и обратиться к метафизическим догадкам, — ведь без догадки и эмпирическая психология не может быть построена. Если мы не можем ограничиться одним эмпирическим материалом, если эмпирическое понятие личности является недостающим, то вытекающая отсюда необходимость гипотетичных дополнений никак не понижает их ценности тем, что В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава они должны своим существованием дефицитности эмпирического материала.

Психология нуждается в таком понятии личности, которое могло бы разъяснить развитие психологической жизни, ее особенностей, источник личного своеобразия личности, всего в ней неподражаемого, единственного. Строго эмпирическое понятие личности, которое исключает все то, что находится вне системы опыта, что не вошло в состав эмпирической В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава психики, не позволяет гласить о личности, как о комп-

лексе данного и укрытого, действующего и дремлющего в глубине, эмпирического и внеэмпирического, — а меж тем только такое понятие личности и могло бы нас удовлетворить. Развитие психологической жизни нельзя осознать без догадки укрытых психологических движений, не доходящих до уровня эмпирической психики В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, но сообщающихся с эмпирической сферой и влияющих на нее. Проявляющиеся у личности ее личные особенности могут изменяться, но они никогда совершенно не выпадают, не исчезают; их источник, естественно, лежит в внеэмпирической стороне личности, потому что все то, что мы находим в опыте, есть уже выявление, объективация, говоря общее В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава — есть продукт, а не источник особенности. Конкретно поэтому чисто эмпирическое понятие личности и не может нас удовлетворить; в состав нужного для нас понятия личности должно войти и все то, чего мы не находим в опыте, но что действует в «глубине» души и направляет процесс жизни. Теория Вундта, которая считает В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, что для осознания психологического развития довольно того, что дает эмпирический материал, должна быть оставлена нами, — в сути эта теория не идет далее номиналистического понятия личности, с тем только различием, что последняя теория имеет ассоциативный нрав, а животрепещущая теория — органический; обе, но, теории не лицезреют в личности базу и источник В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава психологического развития. Личность и в животрепещущей теории не имеет внутри себя никакого самостоятельного начала, питающего и поддерживающего своеобразие личности, — в ней нет ничего не считая того, что уже успело выразиться, она есть тоже сумма (правда, органического нрава) «своих» (?) проявлений — и никакой особенной реальностью личность, как такая, не обладает, она является В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава только именованием. Меж тем исследование психологической жизни на каждом шагу уверяет в том, что не считая того, что находим мы в опыте, еще есть органическая (в психическом смысле) осно!.;-., из которой развиваются явления эмпирической психики, от которой они получают свое своеобразие.

Когда мы вступаем в конкретное общение с людьми В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, мы никогда не принимаем во внимание только то, что дано в их эмпирической личности, но всегда ощущаем, что в «глубине» ее (т. е. до всякой объективации) живут те либо другие силы, вроде бы спят те либо другие психологические особенности, которые пока слабо окрашивают личность, но которые могут «пробудиться В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава» и проявиться в эмпирической личности. Эта сокрытая, иррациональная сторона личности, как фон освещающая всю жизнь, всю активность ее, должна быть признана очень влиятельным и значимым началом в психологической жизни. В нашем конкретном опыте, в нашей интуиции чужой души всегда имеет большущее значение учет этой сокрытой, внеэмпирической стороны личности В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава; чем больше мы живем, тем больше осознаем значение иррациональной либо метафизической стороны личности. Потаенна нашей особенности никогда полностью не раскрывается в жизни, — даже в тех, чья особенность добивается, казалось бы, полного собственного раскрытия и расцвета, мы не можем не чувствовать того, что их лич-

ность не исчерпала себя, что в черной В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава глубине ее таятся еще новые силы. Личность всегда поглубже собственного эмпирического выражения, ее жизнь есть непрерывное движение вперед, непрерывное искание более полного и адекватного собственного выражения. Где же та база, тот динамический центр, детерминирующая сила которого определяет это движение вперед? В чем лежит потаенна особенности, как такой, ее своеобразия В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, неповторимости, всего того, что отличает данную личность и делает ее неподменной, единственной? На все эти вопросы можно отыскать ответ исключительно в том случае, если мы признаем, что личность есть комплекс эмпирического и внеэмпирического, данного и укрытого, выраженного и еще дремлющего. Это-то и принуждает строить метафизическое В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава понятие личности, принуждает признать, что в глубине нашей души лежит метафизическая сторона, которая определяет и направляет эмпирическое развитие души. Человек никогда не бывает только дан, он никогда не закончен, он всегда и «задан», перед ним всегда раскрыта нескончаемая перспектива духовного развития. Человек и поглубже и богаче собственной эмпирической личности; из глубины В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава души его поднимаются все новые и новые движения, новые силы, новые установки, — и все это заключено в границе данной особенности, носит на для себя ее печать.

Метафизическое понятие личности, открытие метафизической стороны в личности (что в первый раз находим у Платона) определяет и новый взор на весь мир, который характеризуется В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава как персонализм,— в базе его лежит резкое различие «личности» от «вещи». Философия христианских народов, которые в собственном религиозном сознании владеют необыкновенно широким и глубочайшим осознанием личности, не смогла, но, до сего времени философски завладеть этим понятием, может быть и вследствие ядовитого воздействия имперсоналистических систем, шедших к нам с В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава Востока. Вобщем, после Лейбница в философии христианских народов все посильнее и ярче сказываются успехи персонализма3.

Если от этих общих раздумий мы обратимся к детской личности, то тут для нас не может быть никаких колебаний в истинности метафизического понятия личности. Детская душа так медлительно развивается, так равномерно выявляет разные силы В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, ей присущие, черты своеобразия личности определяются в настолько сложном процессе, что тут еще наименее, чем в общей психологии, мы могли бы удовольствоваться эмпирическим понятием личности. Детская личность так еще только задана, так еще закрыта, не оформлена, вроде бы закутана каким-то туманом, через который едва-едва проступают черты будущей личности В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава, что важная сторона детской личности остается невыраженной, внеэмпирической. Когда мы глядим флегмантично на малышей, мы даже не замечаем их особенности, не ощущаем их мета-

--

3 Отмечу некие новые книжки, посвященные данной теме: В е г g е г — Menschen-und Seelenformen. 1919; Muller— Konstitution der Individualitat. M., 1920; Schneider — Das Studium В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава der Individualitat. 1919; W. S t e r n — Die menschliche Personlichkeit. 2-е изд. 1919 (продолжение книжки— Person und Sache); Muller-Freienfels — Philosophic der Individualitat. 1921.

физической стороны; мы заурядно смеемся над матерями, которые убеждают, что их малыши представляют нечто необычное, единственное. Мы смеемся над матерями, но должно признаться, что их чувства — истинны В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и верны. Всякое дитя есть новое, неповторимое событие в мире; всякое дитя содержит в черной глубине собственной души много различных сил. Пусть детская личность сначала является еще «хамелеоном» — но материнская любовь лицезреет далее флегмантичного взора; через скорлупу эмпирического материала для любящего взгляда мамы видно самое ядро, виден тот образ В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава Божий, который у всякого из нас собственный, особенный и уникальный. Любящий взгляд, как это потрясающе объяснил Влад. Соловьев4, провидит безупречную сторону в личности, которая заключена в глубине души и направляет процесс созревания детской личности. Любящий взгляд мамы лицезреет в собственном ребенке то, чего не лицезреют другие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава люди, — и поэтому можно сказать, что мамы, в общей оценке детской личности, поближе к правде, чем те, кто глядит на малышей флегмантично.

Личность малыша есть живое и органическое единство, база которого лежит в внеэмпирической сфере; от первых дней жизни личность уже окрашена кое-чем личным, что поначалу выступает слабо В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и непонятно, но отыскивает собственного более полного и адекватного выражения и что с возрастом находит его в большей либо наименьшей степени. Эмпирическая личность малыша еще полна внутренних противоречий, полна дисгармонии — она не развивается во всей полноте собственных сил умеренно: одни развиваются стремительно, другие медлительно. Но сзади этого эмпирического «хаоса В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава» стоит живой и творческий центр особенности, ее творческая база, ее метафизическое ядро, которое равномерно заносит гармонию и порядок в личность, сформировывает и объективирует особенность и ведет процесс психологического созревания к той безупречной форме, в какой данная особенность сумеет раскрыть всю себя. Дитя становится личностью — оно медлительно раскрывается само себе, — медлительно развивается В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и вбирает в себя все из сферы самосознания. Приходит час, когда дитя научается отделять себя от других людей и становится личностью не только лишь для других, да и себе. Эмпирическое «я», которое становится центром эмпирической психологической жизни, не совпадает, но, ср!альным, творческим «я», а является только эмпирической объективацией В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава его. Мы знаем, что в это время дитя не имеет к для себя особенного энтузиазма; и преждевременное детство и 2-ое детство не знают огромного и напряженного энтузиазма к собственной личности. Дитя в это время ничего не делает из себя, оно живет только тем, что подымается из глубины души; только В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава позже начинается процесс рационализации личности, сознательной работы над собой, и это меняет почти все в человеке, во всяком случае делает глубочайший перелом в людской душе.

Чем лучше познаем мы какое-либо дитя, тем яснее выступают пред нами черты его своеобразия, тем лучше мы лицезреем, как глубоко заложена В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава в нем его особенность. Естественно более полного раскрытия собственного особенность добивается только в зрелом возрасте,

---

Влад. Соловьев — О смысле любви. (Соч. т. VI)

но опытнейший взор может уже у малыша подметить формирующиеся черты особенности, может убедиться в том, что уже в ранешном детстве проступает своеобразие данной особенности. Но, детство имеет и некие В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава общие черты; личность малыша, не считая ее личных особенностей, имеет много сторон, которые типичны для всякого малыша. После того, как мы пересмотрели развитие отдельных психологических функций у малыша, мы можем нарисовать общую картину юношества, дать общую характеристику детской личности.

Из этих общих черт детской личности остановимся сначала на В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава изменчивости малыша, которая сказывается как в отдельных чертах, так и во всей личности. Дитя, в течение ранешнего юношества, очень изменяется и на физическом уровне и на психическом уровне, — стремительно и просто проходит то, что бьшо в детском существе, и дитя неприметно становится другим. То, что казалось глубочайшим, постоянным В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и главным, исчезает часто без всяких следов. Дитя стремительно зарастает привычками, но стремительно и кидает, запамятывает о их; просто дитя приходит в экстаз, но просто становится и флегмантичным. И в отдельных, маленьких сторонах личности, и во всем ее целом эта умопомрачительная изменчивость очень свойственна для малыша. Мы никогда не В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава можем, не смеем ставить крест над ребенком, который на этот момент кажется совсем испорченным; детская душа может внезапно и неприметно перемениться и совершенно отступить от всего, что подавляло нас в ней. Как тает снег весной от лучей солнца, так исчезают и в детской душе черные движения, когда свет и тепло В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава смягчат детскую душу, — и как нередко встречаем мы такие изумительные перемены в детской душе! Кое-где Диккенс с неповторимой, ему одному присущей теплотой сказал о том, как озлобленное, забитое, тупое дитя под воздействием постоянной доброты и ласки глубоко переменилось и расцвело — и таких случаев в жизни совершенно много В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава. И не надо мыслить, что в таковой подвижности проявляется поверхность, — нет, изменчивость малыша свидетельствует только о том, что не застывает еще в нем творческая сила; дитя глубоко ощущает, но просто и отходит, просто зажигается новыми эмоциями. Если дитя развивается в обычных критериях, оно неприметно перебегает с одной ступени В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава на другую — и никто не может наперед сказать, что будет с ребенком через год-два. Мы охарактеризовывали, вкупе с Гербартом, личность детскую, как «хамелеона», но не следует этого осознавать в дурдом смысле. Дитя безпрерывно развивается, безпрерывно перебегает с одной ступени на другую в развитии собственных физических и психологических сил — и это В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава является полностью обычным, ибо детская личность не имеет внутри себя ничего законченного. Целостное в собственной метафизической сути, в собственном реальном «я», дитя не имеет 1-го и такого же эмпирического нрава за время собственного юношества. В этом смысле можно было бы даже сказать, что дитя вообщем не имеет нрава, если осознавать В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава нрав не как ординарную совокупа особенностей, но как комплекс глубочайших, неизменных и ярчайших особенностей. Формируется не только лишь эмпирическая личность малыша, но формируется и его нрав, — и этот процесс не движется по прямой ли-

нии, но идет более сло:кным методом. Соотношение психологических сил повсевременно изменяется благодаря неравномерности, несходству В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава в развитии отдельных функций.

Все это имеет большущее значение для осознания детской личности, для правильной оценки происходящего в ней. Никакие исследования не могут найти «тип» малыша — просто поэтому, что таковой тип и не существует (если только мы говорим серьезно о понятии типа). На данный момент дитя имеет черты В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава 1-го типа, но через несколько месяцев, через пару лет дитя может иметь черты уже другого типа. Это связано с тем, что обоюдные дела различных психологических движений всегда изменяются; эмпирический центр личности не остается одним и этим же, но перемещается. Естественно, я говорю на данный момент о личности малыша В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава в целом, а не об отдельных психологических функциях, из которых любая развивается по собственному особенному закону. Из наблюдений, из биографий разных людей отлично понятно, какие контрасты отличали разные периоды их жизни: в личности малыша нет раз навечно определенного развития, нет одних и тех же интересов, одних и тех же установок.

В В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава внутренней связи с упомянутой особенностью ранешнего юношества стоит 2-ая типическая черта его — хрупкость и нежность его. Личность малыша очень хрупка и просит к для себя внимательного и бережного дела, потому что по другому она просто может согнутся под действием наружных сил, может скривиться, приостановиться в собственном В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава развитии, приобрести черты извращенности. Эта легкая податливость малыша, малая сопротивляемость, чрезвычайная хрупкость детской души ведет к тому, что ей очень просто нанести глубокую рану. Само дитя может скоро запамятовать эту рану, но ее беспристрастное действие на детскую душу может быть очень долгим, как будто яд забирается в самую глубину души В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава и оттуда отравляет разные психологические движения. Легкая изменчивость детской души не должна потому закрывать глаза на то, что за эмпирической с ороной личности стоит ее черная база, которая вбирает в себя разные движения и не тратит их. В эмпирической сфере личности малыша, с ее подвижностью, слабенькой памятью, малым опытом, просто В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава сменяются одни движения другими, просто забываются раны и боль сменяется просто веселым возбуждением, — но в глубине души скопляются все невысказанные, невыраженные обиды — и они живут там черной жизнью, ждя собственного выхода и выражения. Дитя вроде бы слепо в отношении себя самого; его сознание не освещает, не захватывает того, что происходит В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава в глубине, и дитя не замечает того, что находится там. Если б дитя больше жило умом, может быть оно легче понимало бы свою душу и легче могло бы дать выход материалу, скопляющемуся в глубине души, но, со характерным детству преимущественным развитием чувственной сферы, дитя вбирает в глубину В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава души томные переживания, не понимая собственных конфликтов, не умея их разрешить. Потому-то преждевременное детство и имеет такое большущее значение в том, как разовьется в дальнейшем данная личность; актуальный опыт в это время имеет исключительное воздействие на душу. На поверхности дитя просто изменяется, там

же, в глубине души, скопляются и задерживаются томные В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава переживания.

Как лицезреем, детская личность имеет две стороны внутри себя: одну — ясную, поверхностную, изменчивую, а другую — черную, глубокую, не достаточно меняющуюся. Таким макаром уже в ранешном детстве подготовляется катастрофический дуализм, который всякий из нас, в том либо ином объеме, должен пережить и преодолеть. Эмпирическая личность длительно В. Ф. Асмус В. В. Зеньковский в Киевском университете 26 глава развивается в известной независимости от этой черной стороны души, — но придет час, когда этот дуализм, это раздвоение становится нестерпимым, тогда и начинается период борьбы с самим собой...


v-finansirovanie-festivalya.html
v-finansovo-hozyajstvennaya-deyatelnost-publichnij-otchyot-ob-obrazovatelnoj-i-finansovo-hozyajstvennoj-deyatelnosti.html
v-finansovoj-politikoj.html